Общія данныя относительно мозговыхъ извилинъ

Головной мозгъ, какъ цѣлое, подверженъ значительнымъ индивидуальнымъ колебаніямъ формы, величины и вѣса; далѣе, каждый изъ шести главныхъ отдѣловъ мозга, если мы будемъ ихъ сравнивать у большого числа индивидуумовъ, имѣетъ свои варьяціи. Въ особенности это замѣчается на бороздахъ и извилинахъ, будетъ ли то мозжечекъ или большой мозгъ. Уже правая и лѣвая половины одного и того же мозга не вполнѣ подобны другъ на другу, при чемъ разница между ними можетъ быть очень значительной; тѣмъ менѣе мозги различныхъ индивидуумовъ похожи другъ на друга.

Однако нужно указать и обратную сторону. Еще не далеко ушло то время, когда извилины мозга считали совершенно неправильнымъ безпорядочнымъ комплексомъ, подобнымъ меандрическому кораллу; изображенія извилинъ мозга того времени напоминали кишечныя складки или скорѣе, въ виду того что складки кишекъ не располагаются въ безпорядкѣ, блюдо макаронъ, а не мозгъ, какъ правильно выразился одинъ авторъ. Въ настоящее время признаютъ типичную планомѣрность развитія бороздъ, извилинъ и вообще складокъ мозга, несмотря на массу различій. Извѣстно, далѣе, что для каждаго вида животныхъ существуетъ особый планъ въ расположеніи извилинъ, хотя очень часто типы расположенія извилинъ близки другъ другу, насколько, разумѣется, данный видъ имѣетъ вообще складки коры. Различные планы извилинъ болѣе или менѣе приближаются другъ къ другу, и среди извилинъ можно отличать, какъ наиболѣе постоянныя, главныя извилины. Въ общемъ обзорѣ нельзя обойти вопроса, для чего вообще существуютъ извилины, какъ онѣ происходятъ, какія направленія извилинъ являются типичными и стоятъ ли извилины въ соотношеніяхъ съ функціями мозга.

1. Причини образованія складокъ.

Большимъ распространеніемъ пользуется взглядъ, что ближайшей причиной образованія извилинъ является черепъ, который составляетъ препятствіе для роста стѣнки мозга, вслѣдствіе чего послѣдняя принуждена образовать складки. Другіе авторы, не разсматривая черепа въ качествѣ ближайшей причины извилинъ, приписываютъ ему лишь извѣстное вліяніе какъ на общую форму головного мозга, такъ и на закладку бороздъ и извилинъ. Въ свою очередь, черепъ можетъ находиться подъ вліяніемъ головного мозга и, напримѣръ, при hydrocephalus головного мозга, достигаетъ колоссальныхъ размѣровъ, хотя, сь другой стороны, и мозгъ, несомнѣнно, находится подъ вліяніемъ черепа, что обнаруживается, напримѣръ, при преждевременномъ замыканіи черепныхъ швовъ, и при искусственныхъ уродованіяхъ черепа. Длинные черепа имѣютъ, преимущественно, продольный, широкіе — поперечный типъ складчатости мозга.

Имѣетъ своихъ послѣдователей также предположеніе Рейхерта, что причина развитія бороздъ и извилинъ заключается въ развѣтвленіяхъ артеріальныхъ сосудовъ; однако внимательное изученіе обнаружило такую массу исключеній изъ предполагаемаго соотвѣтствія развѣтвленій сосудовъ и расположенія бороздъ, что уже на этомъ основаніи можно сомнѣваться Авъ его принципіальномъ значеніи.

Наконецъ, обратили вниманіе на ростъ самой стѣнки мозга и въ немъ стали искать существенныхъ объясненій развитія извилинъ; возможность извѣстнаго вліянія окружающихъ участей черепа или даже всей головы на форму мозговыхъ извилинъ оставалась все еще открытымъ вопросомъ, но, въ большинствѣ случаевъ, ее принимали во вниманіе. Вундтъ искалъ .причину въ поверхностныхъ натяженіяхъ, вызванныхъ неравномѣрною скоростью роста мозга по различнымъ направленіямъ. Гешль видѣлъ причину въ ростѣ бѣлаго вещества, а  другіе авторы — сѣраго.

Иначе обстоитъ дѣло съ вопросомъ о ближайшей цѣли, которая достигается появленіемъ извилинъ. Результатомъ складчатости мозга является, безъ сомнѣнія, значительное увеличеніе поверхности сѣрой коры, независимо отъ постоянной толщины ея и ограниченнаго пространства. Бѣлое вещество возникаетъ тамъ же, гдѣ и сѣрое, въ качествѣ производнаго послѣдняго, или же въ другихъ мѣстахъ, но, благодаря извилинамъ, ихъ взаимоотношенія развиваются въ полной мѣрѣ. Можно было бы думать, что борозды и извилины создаютъ опредѣленныя границы для физіологическихъ областей коры. Между тѣмъ этотъ принципъ не отличается строгостью, такь какъ одна и та же физіологически опредѣленная область можетъ быть раздѣлена бороздами.

2. Направленіе мозговыхъ бороздъ.

Мозжечекъ отличается преимущественно поперечнымъ типомъ извилинъ, слѣдовательно, въ немъ проявляется очень интенсивный сагиттальный ростъ коры. Что касается большого мозга, то уже давно Гушке сдѣлалъ попытку доказать, что, подобно мозгу плотоядныхъ и копытныхъ, у приматовъ и человѣка встрѣчается много дугообразныхъ извилинъ, которыя почти всѣ располагаются около Сильвіевой борозды (фиг. 139, 140). Гушке назвалъ эти извилины первичными извилинами. Исходя изъ лобнаго полюса и загибаясь вокругъ задняго конца fissura lateralis, цѣлая система извилинъ, дѣйствительно, направляется къ височному полюсу. Въ эту систему входятъ три большихъ группы, соотвѣтственно числу лобныхъ и височныхъ извилинъ. I височная извилина соотвѣтствуетъ III лобной извилинѣ; послѣднюю нужно было бы называть I лобной; II височная отвѣчаетъ II лобной, а III височная — I лобной. Медіальная поверхность также до извѣстной степени оправдываетъ означенное предположеніе. Затылочная доля не принимается непосредственно въ разсчетъ, такъ какъ она вторичнымъ путемъ выросла изъ кольцевой доли. Нарушеніе дуговыхъ извилинъ вызывается на выпуклой поверхности мозга появленіемъ центральныхъ извилинъ, а также и на медіальной поверхности полушарія есть извилины, не имѣющія ничего общаго съ дугообразными извилинами. Однако легко найти и соотвѣтствующее объясненіе такихъ нарушеній. Поперечныя борозды являются выраженіемъ усиленнаго роста въ длину, продольныя — роста въ поперечномъ направленіи. Почему въ сильно разрастающемся въ длину, ширину и вышину конечномъ мозгѣ сохранилось лишь одно направленіе бороздъ ? Это явленіе объясняется тѣмъ, что поверхность полушарій кольцеобразна, вслѣдствіе чего продольныя борозды легко могутъ превращаться въ дугообразныя, а поперечныя въ радіальныя. Складки полушарій располагаются приблизительно такъ же, какъ меридіональныя и экваторіальныя линіи шара.

Латеральная поверхность левого полушария головного мозга орангутанга

Левое полушарие головного мозга собаки

3. Извилины и ужтвеяное развитіе.

Между развитіемъ складокъ головного мозга и умомъ нѣтъ прямого соотношенія; къ такому выводу приводятъ наблюденія надъ человѣкомъ, въ особенности же ученіе о головномъ мозгѣ животныхъ, что вполнѣ понятно на основаніи всѣхъ имѣющихся данныхъ. Среди животныхъ, даже среди приматовъ, имѣются гирэнцефалическіе (снабженные извилинами) и лиссенцефалическіе (съ гладкою поверхностью мозга) роды. Встрѣчаются очень понятливыя обезьяны съ почти гладкимъ мозгомъ, и вмѣстѣ съ тѣмъ у такихъ мало разумныхъ животныхъ, какъ овца, корова, мозгъ сильно складчатый. Эти отношенія лучше всего выражены Дарэстомъ: у маленькихъ животныхъ, независимо отъ ихъ систематическаго положенія, головной мозгъ имѣетъ гладкую или покрытую немногочисленными бороздами поверхность, а у крупныхъ — массу бороздъ. У близкихъ въ систематическомъ смыслѣ, но очень различныхъ по величинѣ животныхъ, при одинаковой степени умственнаго развитія, мозгъ увеличивается вмѣстѣ съ величиною тѣла, и объемы мозга увеличиваются при этомъ, какъ кубы ихъ діаметровъ. Если одинъ мозгъ больше другого по длинѣ и ширинѣ вдвое, то по объему онъ превосходитъ его въ 8 разъ. Поверхности при этомъ возрастаютъ лишь, какъ квадраты діаметровъ, а въ указанномъ случаѣ относятся, какъ 1:4. Въ восемь разъ большій по объему мозгъ имѣлъ бы лишь въ четыре раза большую поверхность. Чтобы послѣдняя возрастала въ одинаковой мѣрѣ съ объемомъ, должны появиться складки (Белляржё). Но среди индивидуумовъ одинаковой величины и одного и того же вида, при одинаковыхъ размѣрахъ мозга, болѣе разумнымъ будетъ, при всѣхъ прочихъ равныхъ условіяхъ и особенно при одинаковой толщинѣ сѣрой коры, тотъ, у котораго больше извилинъ. 

Штида изслѣдовалъ головной мозгъ филолога Зауервейна, который владѣлъ 40 — 50-ю языками, и пришелъ къ такому заключенію: „анатомическое изслѣдованіе различнымъ образомъ устроенныхъ поверхностей полушарій не даетъ никакихъ основаній пользоваться ими для рѣшенія вопроса о большей или меньшей даровитости обладателя мозга, или же объ отдѣльныхъ выдающихся способностяхъ его въ духовномъ или практическомъ отношеніи. — На основаніи матерьяльнаго субстрата нельзя заключать объ его отправленіяхъ. (Zeitschr. Morph, u Anthrop. XI, 1907.)

4. Схема расположенія извилинъ.

Вслѣдствіе появленія на шестомъ мѣсяцѣ эмбріональной жизни такъ называемыхъ первичныхъ бороздъ, Паншъ раздѣлилъ область полушарія на двѣнадцать мелкихъ участковъ и назвалъ ихъ первичными дольками, или lobuli cerebrales. Вслѣдъ за нимъ Эберсталлеръ работалъ также въ области эмбріологіи и стремился выяснить размѣры варьяцій извилинъ на полушаріяхъ Вполнѣ справедливо онъ призналъ ошибочною обширную схематизацію и настаивалъ на необходимости обращать вниманіе на глубокія извилины, такъ какъ имъ принадлежитъ существенное вліяніе на рельефъ поверхности мозга. Тамъ, гдѣ встрѣчаются извилины, лежащія въ глубинѣ борозда, кажущаяся съ поверхности сплошною, возникла изъ столькихъ же отдѣльныхъ участковъ, сколько въ ней скрывается извилинъ, или же здѣсь безъ особенной правильности слилось нѣсколько сосѣднихъ бороздъ. Зная мѣста, гдѣ въ относительномъ большинствѣ случаевъ встрѣчаются глубоко лежащія извилины, мы имѣемъ важный ключъ къ пониманію варьяній въ предѣлахъ физіологическихъ границъ. Претендующая на научную цѣнность схема извилинъ большого мозга не можетъ обойтись безъ указаній на такія извилины.

Если глубокія извилины выступаютъ на поверхность мозга, то онѣ являются доказательствомъ эмбріональной закладки борозды въ видѣ нѣсколькихъ участковъ. Ихъ появленіе на поверхности не представляетъ собою активнаго процесса, а наоборотъ, является результатомъ неполнаго соединенія участковъ борозды, закладывающихся съ самаго начала отдѣльно другъ отъ друга. Уже это одно явленіе можетъ быть источникомъ безчисленныхъ индивидуальныхъ варьяцій, которыя становятся еще болѣе сложными, когда происходитъ неправильное сліяніе отдѣльныхъ бороздъ. Pars ascendens первой височной извилины можетъ оставаться не соединенной съ pars horizontalis, а сливается съ межтеменной бороздой. Точно также задняя концевая вѣтвь Сильвіевой борозды можетъ отдѣляться отъ послѣдней и сливаться съ межтеменной бороздой и т. д.

Что касается физіологическаго значенія извилинъ, скрытыхъ въ глубинѣ бороздъ, то, по крайней мѣрѣ, извилины встрѣчающіяся въ нормальныхъ бороздахъ и остающіяся на поверхности мозга можно считать результатомъ недостаточнаго развитія, остановкой на низшей ступени его. То же самое будетъ въ дѣйствительности, когда сложная борозда остается прерванной. Обыкновенно же такія переходныя извилины, которыя тянутся, изгибаясь болѣе или менѣе сильно, должны разсматриваться, какъ результатъ усиленнаго роста, вслѣдствіе котораго концы отдѣльныхъ участковъ зашли другъ за друга, вмѣсто того, чтобы прямо слиться между собою. Такимъ путемъ онѣ ведутъ къ образованію богатой извилинами поверхности. Первичныя борозды проходятъ преимущественно сагиттально, а прерывающія ихъ, изгибающіяся зигзагами, переходныя извилины, съ своей стороны, сообщаютъ складкамъ мозга поперечное направленіе. Недостатокъ глубокихъ извилинъ и преимущественно сагиттальный типъ расположенія ихъ можно считать низшимъ, сравнительно съ другими типами, а распаденіе типичныхъ бороздъ на отдѣльные участки — признакомъ дальнѣйшаго развитія.

5. Соотношеніе между извилинами и бороздами.

Иногда значительная первичная борозда, возникающая уже въ эмбріональный періодъ, обнаруживаетъ большія неправильности хода. При этомъ легко можетъ, а въ нѣкоторыхъ случаяхъ даже должно случиться, что и сосѣдняя борозда попадаетъ подъ вліяніе первой и отклоняется отъ нормальнаго хода. Первая, не вполнѣ нормальная борозда служитъ признакомъ измѣненій въ самомъ процессѣ роста, которыя могутъ здѣсь и не обнаруживаться, а дѣйствовать на далекомъ разстояніи. Вслѣдствіе этого неправильныя извилины часто встрѣчаются въ мозгѣ не отдѣльно, а цѣлыми группами. Уже съ чисто механической точки зрѣнія было бы вполнѣ благодарной задачей изслѣдовать точнѣе, чѣмъ это сдѣлано до сихъ поръ, проблему соотношеній мозговыхъ бороздъ у индивидуумовъ съ одинаковою формою тѣла и одинаковыми физическими особенностями.

6. Неправильность бороздъ и преступные типы.

Небольшая литература имѣется уже и по этому поводу. Неправильности бороздъ связывали, что было естественно думать, съ психическими измѣненіями и съ предрасположеніемъ къ преступленіямъ. Что касается послѣдняго пункта, то онъ еще не выясненъ въ достаточной степени; мы ограничимся лишь краткимъ указаніемъ на него.

7. Измѣнчивость мозговыхъ извилинъ,

а. Извилины обоихъ полушарій.

Расположеніе извилинъ на обоихъ полушаріяхъ одного и того же мозга бываетъ, какъ уже упомянуто выше, лишь въ рѣдкихъ случаяхъ симметричнымъ въ точномъ смыслѣ слова.

Отклоненія могутъ быть очень значительными. Болѣе точную симметрію признавали даже вреднымъ принципомъ, предрасполагающимъ къ душевнымъ болѣзнямъ.

Г. Реціусъ (1896) сравнилъ процентныя данныя, полученныя при изученіи 35 правыхъ и 40 лѣвыхъ полушарій мужскихъ мозговъ, и нашелъ, въ общемъ, лишь незначительныя уклоненія въ расположеніи извилинъ. Небольшія уклоненія, по его мнѣнію, нужно считать скорѣе случайными.

Ь.  Индивидуальныя различія бороздъ и извилинъ.

Обиліе вторичныхъ, а особенно третичныхъ извилинъ принадлежитъ къ индивидуальнымъ различіямъ. Это замѣчается уже на мозгахъ одной и той же величины, а при различной величинѣ послѣднихъ можетъ проявляться въ еще большей степени.

Важнѣйшія индивидуальныя варьяціи указаны въ предыдущемъ изложеніи. Вообще говоря, борозды отличаются постоянствомъ, но и здѣсь появляются различія въ направленіяхъ, длинѣ и глубинѣ ихъ. Что же касается первичныхъ бороздъ, то тѣ или другія изъ нихъ могутъ даже отсутствовать. Зерновъ изслѣдовалъ постоянство бороздъ на 100 мозгахъ и установилъ, что sulcus frontalis superior и inferior, такъ же какъ s. interparietalis, хотя и встрѣчаются въ большинствѣ случаевъ, но не постоянны. Sulcus centralis, praecentralis inferior, temporalis superior, occipitotemporalis, cinguli и olfactorius всегда имѣются. Что касается sulcus olfactorius, то ея присутствіе обусловливается, быть можетъ, постоянствомъ обонятельной доли, и является еще вопросомъ, развивается ли эта борозда при недоразвитіи послѣдней. Такъ какъ sulc. olfact. развивается при особыхъ условіяхъ, то едва ли возможно вообще сравнивать ее съ другими бороздами. Въ большинствѣ случаевъ 3ерновъ, кромѣ упомянутыхъ, встрѣчалъ недоразвитіе sulcus praecentralis superior, retrocentralis, temporalis inferior и orbitalis

с.  Вліяніе возраста.

Развитіе щелей и первичныхъ бороздъ происходитъ въ періодъ утробной жизни. Съ рожденіемъ развитіе вторичныхъ и третичныхъ бороздъ не заканчивается и продолжается еще нѣсколько времени (по даннымъ Зернова, лишь въ теченіе мѣсяца). Энгель выяснилъ, что особенно широкія извилины встрѣчаются въ зрѣломъ возрастѣ (у мужчинъ), а у юныхъ и пожилыхъ лицъ такія извилины отсутствуютъ. Положеніе sulcus centralis измѣняется съ возрастомъ (Гами), при чемъ у дѣтей эта борозда имѣетъ болѣе косое положеніе, чѣмъ у взрослыхъ. Открытый впередъ уголъ, который она образуетъ съ медіанною плоскостью, увеличивается отъ 52 до 70 градусовъ, что связано съ болѣе сильнымъ развитіемъ III лобной извилины у взрослаго.

d.  Вліяніе формы черепа.

Долихоцефалическій головной мозгъ отличается преимущественно продольнымъ расположеніемъ складокъ, а брахицефалическій — наклонностью къ поперечному расположенію ихъ. Въ типичныхъ сагиттальныхъ извилинахъ развиваются многочисленные боковые мостики, а положеніе косыхъ извилинъ приближается къ поперечному, что особенно замѣтно у центральныхъ и височныхъ извилинъ.

е.  Вліяніе расы.

Типичныя борозды и извилины имѣются на мозгахъ всѣхъ расъ, что было доказано сначала на мозгахъ негра и бушмена Тидеманномъ. По новѣйшимъ изслѣдованіямъ, въ мозгѣ негровъ выражается большая простота въ характерѣ извилинъ, чѣмъ у бѣлыхъ расъ. Въ 9-ти изъ 13-ти случаевъ островокъ не былъ закрытъ. Въ одномъ случаѣ извилина cuneus, обыкновенно скрытая въ глубинѣ, помѣщалась на поверхности мозга, какъ у обезьянъ. Новѣйшія работы изъ этой области:

Retzius, G., Das Menschengehirn, mit Atlas von 96 Tafeln. Stockholm, 1896. — Weinberg, R, Das Gehirn der Esten, mit 12 Tafeln. Kassel, 1895. — Das Gehirn der Letten, mit Atlas von 20 Tafeln, Kassel, 1896.

Появляющееся съ различныхъ сторонъ стремленіе создать мало по малу расовую анатомію мозга — въ расовой анатоміи головной мозгъ изученъ меньше всѣхъ другихъ органовъ — заслуживаетъ всяческаго поощренія; во всякомъ случаѣ, ученіе не только относительно извилинъ полушарій, но и относительно морфологіи всего мозга находится лишь въ начальной етадіи своего развитія. Всякій, имѣющій возможность собрать или изучить мозги различныхъ расъ, долженъ воспользоваться случаемъ пополнить существующій недостатокъ. Прежде всего слѣдуетъ пожелать, чтобы опытная рука изслѣдовала побольше мозговъ австралійскихъ народностей. Мало по малу всѣ расы и ихъ племена должны быть включены въ кругъ изслѣдованій.

f. Вліяніе пола.

По наблюденіямъ Гушке и Вагнера, лобная доля у мужчинъ развита сильнѣе, чѣмъ у женщинъ. Въ новѣйшее время Рюдингеръ пришелъ къ тому же заключенію. По его даннымъ, такого рода различія имѣются уже на седьмомъ или восьмомъ мѣсяцѣ зародышевой жизни. У мужского зародыша лобная доля развита сильнѣе и ранѣе покрывается вторичными извилинами. Тотъ же авторъ утверждаетъ, что височная доля мужчины отличается преобладающимъ развитіемъ.

Г. Реціусъ сравнилъ 25 женскихъ полушарій съ 75-ю мужскими и пришелъ къ выводу, что женскія полушарія отличаются меньшими отклоненіями отъ общаго типа, большею простотою и правильностью. Большинство отклоненій доказано также и въ женскихъ полушаріяхъ, но ихъ процентное отношеніе не велико. Тѣмъ не менѣе въ мозгѣ человѣка не существуетъ какого-либо распредѣленія бороздъ и извилинъ, которое можно было бы признать специфически мужскимъ или женскимъ.

g. Вліяніе воспитанія.

Исходя изъ того положенія, что всякій органъ подъ вліяніемъ энергичной функціи и хорошаго упражненія достигаетъ значительнаго развитія, мы должны согласиться, что головной мозгъ и его извилины даютъ благопріятную почву для развитія индивидуальныхъ особенностей подъ вліяніемъ воспитанія и обученія; въ новѣйшее время Рюдингеръ высказался въ пользу такого же взгляда.

8. Мозга микроцефаловъ.

Въ своемъ изслѣдованіи „Vier Mikrocephalengehirne" (Biologische Unter- suchungen, IX. Bd., 1900) Peцiусъ жалуется на то, что физіологи и психологи рѣдко изучали точнымъ образомъ макро- или микроцефаловъ прежде, чѣмъ мозги послѣднихъ попадали въ руки анатомовъ. „Послѣ подобнаго рода изслѣдованій, анатомія считала бы плодотворной задачей изученіе такихъ мозговъ съ помощью точнѣйшаго микроскопическаго анализа, а безъ нихъ послѣдній едва ли стоитъ труда.

Безъ сомнѣнія, при исполненіи такого условія микроскопическое изученіе можетъ привести къ интереснымъ результатамъ; но нельзя забывать еще другого обстоятельства, а именно, что и консевировка мозга должна быть гораздо лучше, чѣмъ это обыкновенно бываетъ. Съ этимъ приходится- отчасти бороться уже при макроскопическомъ изученіи.

Мозги микроцефаловъ не принадлежатъ одному опредѣленному типу, а имѣютъ различныя формы. Къ такому выводу можно придти уже на основаніи ряда мозговъ, описанныхъ Реціусомъ.

9. Извилины мозга у животныхъ.

Сравнительная анатомія мозговыхъ извилинъ входитъ, какъ обширная глава, въ сравнительную анатомію мозга, на которую здѣсь достаточно указать лишь вкратце. Съ общей точки зрѣнія различаютъ животныхъ съ гладкою (lissencephali) и складчатою (gyrencephali) корою; однако, эти выраженія касаются лишь большого мозга. Складчатость мозжечка совершенно не зависитъ отъ большого мозга и встрѣчается въ очень большомъ кругѣ животныхъ.

Объ отношеніяхъ складчатости полушарій къ величинѣ животнаго сказано уже въ № 3. Точно также было уже указано, что каждому семейству, поскольку въ немъ замѣчается появленіе извилинъ, принадлежитъ особый планъ расположенія послѣднихъ, а эти планы группируются около главныхъ плановъ со многими подраздѣленіями.

Расположеніе складокъ головного мозга у человѣка естественнымъ образомъ приближается къ типу человѣкообразныхъ обезьянъ; то и другое составляютъ подраздѣленія одного и того же общаго типа. Конечно, нѣтъ недостатка въ уклоненіяхъ отъ плана, выраженнаго у человѣка, въ особенности въ области лобной и затылочной доли. Какой изъ мозговъ человѣкообразныхъ обезьянъ стоитъ ближе всего къ человѣческому, пока еще не рѣшено; я лично (Рауберъ), признаю въ этомъ отношеніи мозгъ орангъ-утанга. Насколько различны могутъ быть отвѣты на вопросы относительно извилинъ мозга обезьянъ, доказываетъ новѣйшая — очень точная работа Маршанда „Ueber die Morphologie des Stirnlappens und der Insel der Antropomorphen“. Я даю здѣсь рисунокъ дорзо-латеральной поверхности полушарія, иллюстрирующій одно изъ наблюденій, исполненныхъ мною уже давно, но до сихъ поръ еще не опубликованныхъ. Упоминаемые Маршандомъ гипсовые слѣпки мозговъ человѣкообразныхъ обезьянъ принадлежатъ сюда же. Что касается другихъ наименованій бороздъ мозга орангъ-утанга, а не тѣхъ, которыми сопровождается означенный рисунокъ, то я лично считаю послѣднія наиболѣе подходящими для сравненія съ мозгомъ человѣка. Фиг. 139.

Болѣе уклоняющійся отъ человѣческаго мозга планъ извилинъ выраженъ въ головномъ мозгѣ собаки, фиг. 140.

ВоIk, L., Beitrage zur Affenanatomie : Ueber das Gehirn des Orang-Utan. Petrus Camper Bd. 1, 1901. — Fischer, E. K., Windungen und Furchen des kindlichen Gehirnes im ersten halben Lebensjahre. Petersburg, 1902, — Guszman, I., Beitrag zur Morphologie der Gehirn- oberflache. Anat. Anz. XIX, 1901. Г. описываетъ мозгъ музыканта P. Ленца; lobulus parietalis inferior съ той и съ другой стороны имѣлъ своеобразную форму. — Retzius, G., Das Gehirn des Mathematikers Sоnjа Kowalewski, Biol. Unters. IX, 1900. — Онъ-же, Das Gehirn des Astronomen Hugo Gyldens, Biol. Unters. VIII, 1898. — Sperino, G., Descrizione morphologica dell encephalo del Prof. Carlo Giacomini. Internat. Monatschr. XVIII, 1901. — Wald eye r, W., Hirnfurchen und Hirnwindungen, Hirnkommissuren, Hirngewicht. Merkel und Bonnet, Ergebnisse VIII, 1898. — Онъ-жe, Topographie des Gehirns. Nach einem Vortrage. Leipzig 1901. — Ziehen, Th., Das Zentralnervensystem der Monotremen und Marsupialier., t Teii, 1897. — Zuckerkandl, Zur Morphologie des Affenhirns. Zeitschr. Morph, u. Arithro pol. IV, 1902.

Категорія: Ученіе о нервахъ. Неврологія |
Переглядів: 10 | Теги: данныя мозговыхъ извилинъ | Рейтинг: 0.0/0
Пошарова топографія. Шкіра тильної поверхні пальців тонка, підошвової — щільна, особливо в ділянці проксимальної фаланги. Підшкірна жирова клітковина на тильній поверхні пальців розвинена слабко, на підошвовій пронизана сполучнотканинними перетинками та має виражену комірчасту будову. Тильний апоневроз пальців укріплений сухожилками м'язів-розгиначів які кріпляться до фаланг пальців. З підошвового боку сухожилки м'...

Пошарова топографія. Шкіра підошвової поверхні стопи товста та міцно зрощена з підлеглим підошвовим апоневрозом (aponeurosis plantaris) за допомогою великої кількості сполучнотканинних перегородок, які пронизують підшкірну жирову клітковину. Підшкірна жирова клітковина добре розвинена в ділянці п'яткового горба і головок плеснових кісток, де вона виконує роль амортизатора. Завдяки її вираженій комірковій будові нагнійні проц...

close