Краткий историко-литературный обзор анатомии вен лица

В существующих руководствах анатомия вен лица изложена весьма элементарно. Так, по Гиртлю (Hyrtl, 1860), «передняя лицевая вена соответствует наружной челюстной артерии, однако лежит немного позади нее, не представляя таких значительных извилин, как она. Она начинается сбоку края носа под названием v. angularis, анастомозирует там с v. ophthalmica, очень часто принимает venam frontalem и, заключенная в жировом слое лица, наискось спускается к углу нижней челюсти.

В нее вливаются:

а) v. supraorbitalis, которая, проходя по направлению к m. corrugator supercilii, принимает vv. palpebrales inferiores;

б) vv. nasales dorsales и laterales; одна из последних сообщается посредством соединительных ветвей с венами слизистой оболочки носа;

в) вены нижнего века (2 — 3);

г) вены губ, нижней и верхней;

д) вены, идущие от жевательной и щечной мышц;

е) v. palatina;

ж) v. ranima, отходящая от нижней поверхности языка.

V. facialis anterior или одна из ее ветвей имеет постоянное соединение со сплетением внутренней челюстной вены. Именно на задней поверхности верхней челюсти под fissura orbitalis inferior лежит обильное венозное сплетение, составляющееся из v. infraorbitalis, v. nasalis posterior и v. alveolaris superior. Оно соединяется с нижней глазничной веной и с крыловидным сплетением и посылает одно или несколько анастомозирующих стволов вперед, к v. facialis anterior. Так как вследствие этого анастомоза вен кровь отчасти может стекать из нижнеглазничной вены в поверхностные личные, то первую называют также v. ophthalmica facialis.

Почти такое же описание приводит ряд авторов: Лушка (Luschka, 1864), Генле (Henle, 1868), Саппей (Sappey, 1876), Краузе (Krause, 1880), Гегенбаур (Gegenbaur, 1890), Тестю (Testut, 1909), Раубер (1911), Корнинг (Corning, 1931) и др. Лишь в руководствах последнего времени (Д. Н. Зернов, В. П. Воробьев, В. Н. Шевкуненко, Г. Ф. Иванов и др.) дано сравнительно более подробное описание вен вообще и вен лица в частности. Например, по Тонкову «передняя лицевая вена является спутницей наружной челюстной артерии, но захватывает несколько более обширный район. Она берет начало у медиального угла глаза в виде v. angularis, которая составляется из трех вен: v. frontalis, v. supraorbitalis и v. nasofrontalis. Отсюда v. facialis anterior направляется косо вниз и несколько назад, по боковой поверхности лица, к нижнему краю нижней челюсти, которую она достигает у переднего края m. masseter; на протяжении этого пути вена все время лежит на известном расстоянии кзади от а. maxillaris externa (сближаясь с ней только у края нижней челюсти) и имеет более прямой ход, чем эта артерия. Миновав край нижней челюсти, v. facialis anterior поворачивает круто назад и, пройдя по наружной поверхности подчелюстной железы, соединяется с v. facialis posterior».

Далее перечислены 13 ветвей, впадающих в переднюю лицевую вену.

«Таким образом, в переднюю лицевую вену поступает кровь из всей передней области лица: лба, бровей, обеих век, носа, губ, щек, подбородка; отчасти (через анастомозы) из более глубоких областей: глазницы, верхней челюсти с задними зубами, из жевательных мускулов; далее из мускулов regio submentalis, из слюнных желез, мягкого нёба, нёбных миндалин, частью из стенки глотки».

В основном все авторы описывают «среднюю норму», причем многие из них приводят случаи «аномалии».
Так, Гиртль сообщает, что общая лицевая вена составляется под углом нижней челюсти путем слияния передней и задней лицевых вен, однако довольно часто задняя лицевая вена переходит не в общую лицевую, а в наружную яремную вену, причем многие исследователи считают это нормой.

Другие приводят уже несколько случаев, которые выделяются особо. Так, в руководстве Генле помещена большая глава («Варианты вен тела»), написанная Краузе, в которой автор делает попытку привести в систему накопившиеся варианты.

Таким образом, большинство исследователей указывает что вены в своем строении вариабильны, поэтому приводимые описания не могут дать полного представления о действительном соотношении отделов венозной системы. Об этом свидетельствует большое количество «вариантов», описание которых сводилось обычно к простой констатации факта. Лишь в редких случаях делались попытки разобраться в генезе случайно встретившегося «варианта».

Это привело к тому, что возникла обширная литература, описывающая отдельные случаи и находки.

Нет единого мнения и о местах впадения основных вен лица.

Как сказано выше, в основных руководствах указывается, что передняя лицевая вена, соединяясь с задней, образует общую лицевую. Однако уже в атласе Массе (Masse) изображено, как норма (без всяких оговорок), впадение передней лицевой вены в наружную яремную.

Грубер описывает два случая, когда правая и левая .передние лицевые вены соединялись в один ствол, причем в результате слияния образовались в одном случае v. jugularis anterior dextra и в другом — v. mediana colli.

Крювелье (Cruveilhier) считает, что в большинстве случаев передняя лицевая вена не соединяется с задней, и последняя составляет начало наружной яремной вены.

Интересно, что Гегенбаур на 522-м рисунке своего руководства изобразил хорошо развитую ветвь анастомоза, соединяющую v. facialis communis с v. jugularis externa. M. А. Тихомиров указывает на постоянное существование такой связи.

Гиртль, Лушка и некоторые другие исследователи отмечают, что височные вены впадают в заднюю лицевую.

По Зернову, височные вены впадают в наружную яремную, за исключением глубокой височной, которая соответствует внутренней челюстной артерии и впадает в заднюю лицевую вену.

Среди специальных работ в области анатомии вен лица необходимо отметить весьма обстоятельное исследование Шабберта (Chabbert, 1876). Автор подробно описывает ход лицевых вен, особенно передней, и притоков, впадающих в нее. По его мнению, передняя лицевая вена начинается от лобных вен, причем последние, анастомозируя между собой, образуют как бы три основных ствола. От этих вен «отходят два ствола, довольно толстых, направляющихся косо вниз и кнаружи к внутреннему углу глаза. Достигнув его, вены эти делятся на две ветви — наружную и внутреннюю; наружная продолжается, как лицевая вена, внутренняя же идет косо и здесь анастомозирует с таковыми же венами противоположной стороны, образуя вену носового свода».

В вену носового свода, по Шабберту, впадают вены спинки носа (2 — 5). Принимая в себя многочисленные вены, в том числе и глазничную, передняя лицевая вена идет книзу в борозде, отделяющей крыло носа от щеки.

Особое внимание исследователь уделяет венам крыльев носа и губ. Им впервые описано венозное сплетение верхней губы. «Верхняя губная вена порождает сплетение, образующее чрезмерно сжатые петли, занимающие всю окружность ротового отверстия, особенно на верхней губе. Это сплетение, которому можно дать название верхне-губного сплетения, расположено на уровне средней дольки верхней губы и на уровне двух изгибов, образующих продолжение долек. Вены, составляющие сплетение, расположены в толще кругового мускула, часть которого нужно удалить, чтобы обнаружить это сплетение».

Вены сплетения располагаются в три слоя:

1) вены, происходящие от кожи губ; они многочисленны, тесно прилегают друг к другу и имеют значительный калибр;

2) вены, содержащиеся в толще самого мускула; они весьма тонки;

3) вены, зарождающиеся в слизистой губ. По мнению автора, последние имеют особенное значение.

О сплетении нижней губы Шабберт говорит менее подробно. При описании строения наружной яремной вены им отмечены 4 возможных варианта.

Наиболее хорошо изученными из сосудов венозной системы лица являются вены глазницы, причем еще Зоммеринг (Soemmering) указывал на тот факт, что вены этой области не сопровождаются артериями.

На вены глазницы большое внимание обращали офталмологи. Значение этой системы для нормальной функции глаза доказано многими исследователями [Добровольский, Дондерс (Donders), Кокциус (Coccius) и др.].

Не останавливаясь на весьма отдаленных исследованиях [Цинн (Zinn), Вальтер (Walter), Зоммеринг и др.], упомянем лишь о работах Зеземанна (Sesemann, 1869), Гурвича (1883) и Фесталя (Festal, 1887), посвященных специально этому вопросу.

Цинн на основе своих изысканий пришел к выводу, что ѵ. centralis retinae чаще всего изливается в пещеристую пазуху и очень редко в глазничную вену; однако, отмечает исследователь, в большинстве тех случаев, когда ѵ. centralis retinae впадает в пещеристую пазуху, она отдает крупные ветви к верхней глазничной вене. «Анастомозы эти бывают иногда таких размеров, что трудно определить, куда изливается v. centralis — в пещеристую пазуху или в глазничную вену». Зеземанн ни разу не наблюдал, чтобы упомянутая вена впадала исключительно в верхнюю глазничную, но им описан случай впадения ее в нижнюю глазничную вену.

Пытаясь решить вопрос о том, куда оттекает кровь из глазницы, исследователь на основании изучения размеров устий вен пришел к выводу, что «в большинстве случаев отток крови из глазничной вены совершается как в пещеристую пазуху, так и в переднюю лицевую вену, и мы даже думаем, что большая часть крови оттекает в последнюю».

Эти данные, однако, подверглись оспариванию. По Меркелю (Merckel), мнение Зеземанна о том, что большая часть крови глазницы оттекает в переднюю лицевую вену, не подтверждается фактическим материалом. Меркель не находил сужения на месте перехода верхней глазничной вены в пещеристую пазуху, но даже, наоборот, наблюдал в этом участке ясное расширение просвета.

Этой точки зрения придерживается и большинство других исследователей [Шлефке (Schlaefke), Заттлер (Sattler), М. С. Гурвич и др.], считающих, что кровь из глазничных вен отводится в пещеристую пазуху.

М. С. Гурвич, изучая 21 препарат, весьма детально выявил строение лицевых и глазничных вен и особенно связи их друг с другом.

Им отмечено, что лобные вены в большинстве случаев являются непарными и лежат почти по средней линии, иногда отклоняясь чуть вправо. Если же они парные, то обычно один из стволов выражен очень слабо. Между ними наблюдаются многочисленные анастомозы. Местами оба ствола сливаются в один. Лобная вена принимает многочисленные веточки от кожи лба и лобной мышцы. Она анастомозирует с затылочными венами, с передними ветвями височной кости и «по средней линии черепа, через мелкие канальцы в лобной кости, с верхней продольной пазухой». У внутреннего угла глазной впадины лобная вена соединяется с венами подглазничной, угловой и верхней глазничной.

В 20 просмотренных препаратах Гурвич наблюдал, как в надглазничную вену открываются вены (1 — 3), выходящие из лобной кости. В одном случае в надглазничную вену впадала также вена из лобной пазухи. Наиболее важной ветвью надглазничной вены автор считает ту, которая направляется через одноименное отверстие (или вырезку) в глазницу и, сливаясь там с другими венами, составляет начало верхней глазничной вены.

Височные вены, по Гурвичу, делятся на поверхностные, средние и глубокие, в зависимости от отношения их к височной фасции. Положение их соответствует разветвлению одноименных артерий. Эти вены посредством различного числа ветвей анастомозируют с надглазничной веной. Глубокие височные вены принимают вены из большого крыла клиновидной кости и анастомозируют с крыловидным сплетением.

Гурвич считает, что особое внимание надо обращать на наружный край орбиты у соединения скуловой и лобной костей, так как здесь соединяются между собой все вены этой области и наблюдаются многочисленные связи с венами глазницы.

Передняя лицевая вена начинается с угловой вены и располагается по линии, проведенной от внутреннего угла глаза к переднему краю жевательной мышцы. Она проходит по наружной челюстной артерии довольно поверхностно, прикрытая скуловыми и круговой мышцами, а также жиром. На уровне несколько ниже стенонова протока в описываемой вене почти постоянно наблюдается клапан. В угловую вену впадают вены слезного мешка, слезного канала, а также верхнего и нижнего века. Вены нижнего века иногда соединяются непосредственно с передней лицевой веной. Гурвич указывает, что в слизистой оболочке слезно-носового канала и слезного мешка наблюдается очень густое венозное сплетение, причем начало канала бывает окружено венозным кольцом в виде валика. Ниже в переднюю лицевую вену впадают мышечные вены и вена, выходя¬щая из гайморовой полости.

В работе Гурвича впервые описано густое венозное сплетение, заложенное в слизистой оболочке, выстилающей эту полость. «Оно представляется довольно красивым на вид тогда, когда удаляют нижнюю стенку глазницы, причем обнажается слизистая оболочка, покрывающая нижнюю поверхность этой стенки. Это сплетение, найденное нами в 58% случаев, не всегда бывает выражено в одинаковой степени на всех стенках этой полости: то оно всего резче заметно на верхней, то на внутренней». Иногда автор не наблюдал этого сплетения, несмотря на хорошую инъекцию (5 препаратов из 12); в некоторых случаях оно обнаруживалось только с одной стороны.

Главным венозным стволом глазницы Гурвич считает соответствующую глазничной артерии верхнюю глазничную вену, к которой прямое или косвенное отношение имеют все вены области. На всем протяжении этой вены просвет ее неоднократно меняется. На месте своего образования она сравнительно небольшого калибра, далее значительно увеличивается в диаметре, вновь сужается перед впадением в пещеристую пазуху, затем еще раз расширяется. Редко верхняя глазничная вена впадает в пещеристую пазуху не одним, а двумя стволами. Клапаны в ней не обнаружены. Нижняя глазничная вена обычно представлена несколькими небольшими стволиками или даже сетью вен и лишь иногда прослеживается как самостоятельный ствол.

Недостатком работы Гурвича является то, что приведенный в ней фактический материал не систематизирован. Совершенно справедливо замечание по этому поводу Фесталя: «Гурвич сделал значительный вклад, опубликовав результаты длительных, добросовестных исследований. Эта работа, весьма богатая фактами, была бы менее трудна и более интересна для чтения, если бы автор вместо того, чтобы ограничиться перечислением бесчисленных ветвей и встречаемых стволов, постарался бы построить общую схему».

Основной веной орбиты Фесталь считает верхнюю глазничную. Им подробно описан ход этой вены, ее истоки и впадающие в нее ветви. Исследователь отмечает, что на всех препаратах наблюдается сужение диаметра верхней глазничной вены перед впадением ее в пещеристую пазуху. В то же время он не согласен с мнением Зеземанна, что это сужение будто бы способствует переходу части крови из верхней глазничной вены в переднюю лицевую вену. По его словам, такое сужение может только ускорять ток крови, поступающий из описываемой вены в пещеристую пазуху.

Фесталь пишет: «Обычно кровь должна в них циркулировать спереди назад и вливаться в пещеристую пазуху. Прогрессивно возрастающий калибр верхней глазничной вены по мере приближения ее к вершине орбиты, а также кривизна ее притоков, сливающихся с ней и образующих острый угол в задней части орбиты, говорят, очевидно, за то же направление. Правда, впереди эта вена сообщается с передней лицевой веной, однако анастомоз здесь проходит сквозь круговую мышцу, которая, постоянно сокращаясь, выполняет роль заслонки». В то же время кзади верхняя глазничная вена, проходя через верхнюю глазничную щель, срастается с ней, а также с твердой мозговой оболочкой и приобретает характер пазухи с постоянно открытым просветом.

М. А. Тихомиров (1900) описывает варианты вен, объясняя их данными развития. Передняя лицевая вена, по его данным, не всегда соединяется с задней лицевой и образует общую лицевую вену. В некоторых случаях она впадает в наружную яремную или же в переднюю яремную вену. Объясняется это наличием постоянных анастомозов передней лицевой вены с двумя вышеуказанными венами. В переднюю лицевую нередко впадает язычная вена. Это особенно интересно в том отношении, что именно она, по Ратке (Rathke), является первичным зачатком передней лицевой вены и последняя у некоторых позвоночных на всю жизнь остается лишь в качестве язычной вены.

Что касается задней лицевой вены, то, по мнению М. А. Тихомирова, она обычно составляется из спутников внутренней челюстной и поверхностной височной артерий. Вены, сопровождающие внутреннюю челюстную артерию, образуют два ствола, из которых передний связывает эти вены с глазничными венами и поверхностной ветвью передней лицевой, а задний соединяется с поверхностной височной веной. Последняя в свою очередь расщепляется на два стволика, из которых только передний соединяется с задней лицевой веной, задний же, сливаясь с задней ушной и затылочной венами, дает начало наружной яремной вене. Отмечая наблюдаемые различия в строении и образовании 14 описываемых вен, М. А. Тихомиров подчеркивает: «Варианты эти встречаются настолько часто, что описание нормы задней лицевой вены, даваемое одним автором, далеко не походит на описание, даваемое другим, а в некоторых случаях у одного и того же автора описание не сходно с приложенным к тексту рисунком».

Р. Городинская (1926) на основании изучения 7 препаратов подробно описала переднюю лицевую вену. К сожалению, об анастомозах в ее работе упоминается только вскользь.

Л. Г. Щитова (1952) изучила 60 препаратов, относящихся к трупам людей обоего пола — от новорожденных до 79 лет. По данным автора, основным и постоянным коллектором лица является передняя лицевая вена, которая образуется чаще всего слиянием трех вен: лобной, надглазничной и носолобной. Она не всегда направляется от внутреннего угла глаза к переднему краю жевательной мышцы; иногда ход ее соответствует линии, проведенной от внутреннего угла глаза к углу нижней челюсти. Часть вены при этом лежит на жевательной мышце. Топографические взаимоотношения этой вены с окружающими тканями более или менее постоянны. Передняя лицевая вена широко анастомозирует с соседними венозными системами, что обеспечивает восстановление кровообращения при выключении основных венозных стволов лица. Помимо этого, вены правой и левой стороны также анастомозируют друг с другом. Л. Г. Щитова различает соединения между при-токами обеих передних лицевых вен и непосредственное соединение последних. Прямые анастомозы наблюдаются в области корня носа, но они иногда отсутствуют. Притоки передних лицевых вен связываются между собой в области лба, спинки и кончика носа, обеих губ и подбородка. С крыловидным сплетением описываемая вена соединяется не только посредством глубокой вены лица, но и через дополнительные связи. Последние имеют довольно значительный диаметр, выходят из крыловидного сплетения, направляются вперед и вниз, пересекают щечный мускул и вливаются на уровне и несколько ниже альвеолярного края нижней челюсти в переднюю лицевую вену.

Общий вид строения передней лицевой вены определяют притоки, представленные либо одиночными более или менее крупными стволами, либо сетью, из которой постепенно выделяются мелкие венозные сосуды. Притоки делятся на постоянные (вены век, наружные носовые вены, вены верхней и нижней губы и др.) и непостоянные (подглазничная вена, вена скуловой области, вена угла рта и др.).

Материалы работы Л. Г. Щитовой показали, что ствол верхней глазничной вены во всех случаях был крупнее и имел более постоянный ход, чем ствол нижней глазничной вены. Первая начинается от слияния носолобной и ветви надглазничной вен, имеет S-образный ход и вливается в пещеристую пазуху. Вторая, имеющая вид сплетения, только на отдельных препаратах, одинаково часто впадает в пещеристую пазуху и в верхнюю глазничную вену. Не исключена возможность впадения ее и в крыло- видное сплетение. Передняя лицевая вена на 49 препаратах из 60 имела хорошо развитые двухстворчатые клапаны (1 — 4) в проксимальном отделе. На 5 препаратах клапаны наблюдались и в верхней глазничной вене.

При описании строения синусов твердой мозговой оболочки авторы приводят ряд вариантов. Например, по Сперино (Sperino), sinus sagittalis superior чаще расположен вправо от срединной линии; смещение это бывает иногда настолько значительным, что пазуха своим задним концом впадает в sinus transversus dextra [Кнотт (Knott)]. Иногда задний конец верхней продольной пазухи вовсе не соединяется с поперечной пазухой, а, спустившись ниже затылочного бугра, образует две ветви, идущие самостоятельно к луковице внутренней яремной вены [Малакарн (Malacarne)]. Иногда sinus sagittalis superior может быть расщеплен полностью или частично [Галлер (Haller), Вик д’Азир (Vieq d’Azyr), Тайль (Theile) и др.]. Некоторые исследователи, в частности Кнотт, описывают случаи уменьшения диаметра верхней продольной пазухи до размеров очень узкого канала. Другие [Порталь (Portal), Вернейль (Verneuil)] наблюдали полное отсутствие ее. Ф. И. Валькер на основании многочисленных наблюдений устанавливает два основных типа продольной пазухи: простой и лакунарный. По его мнению, эти формы совпадают с внешней архитектурой черепа и соответствуют таковым при том или ином возрасте человека.

Можно указать и на имеющиеся описания других синусов твердой мозговой оболочки. Особенно обширный материал представлен относительно неравномерной величины правой и левой поперечных пазух. Большинство исследователей [Лаббе (Labbe), Тихомиров, Зоммеринг и др.] считает, что правая поперечная пазуха больше левой. Этот факт Смит (Smith) ставит в связь с асимметричным образованием мозга, а Мейер (Меуег), Шульцке (Schiilzke), Шапшал, Тихомиров, Блюнтшли (Bluntschli) и другие объясняют его лучшим оттоком крови с правой стороны. Интересно, что у низших обезьян, например у макак, асимметрии нет и в то же время хорошо выражены sinus petrosquamosus и canalis temporalis.

Цукеркандль (Zuckerkandl), Кикуци (Kikuchi) и другие исследователи описывают случаи полного отсутствия одного из sinus sigmoideus. К. Шапшал (1917) указывает, что «внутренняя яремная вена, представляя из себя по развитию вторичную яремную вену, появляется у человека в связи с механическими условиями, выражающимися в изменении положения тела и головы (вертикальное положение). Между двумя пещеристыми пазухами есть только один синус, который, располагаясь под придатком мозга в толще твердой мозговой оболочки, подымается кпереди и кзади от этого придатка, доходя нередко до верхних краев турецкого седла. Синус этот представляет из себя венозное сплетение, приобретающее с возрастом синусный характер, а потому у субъектов старых лучше выражен, чем у молодых».

Благодаря наступающему с возрастом нормальному физиологическому затруднению движения крови по венам последние для облегчения венозного кровообращения у лиц пожилого возраста увеличиваются в размерах и числе, подчас образуя на месте бывших нескольких вен целые сплетения.

Такие же приспособления, регулирующие кровообращение в старческом возрасте, имеются и в венозных пазухах твердой мозговой оболочки:

1) в виде кровяных озер;

2) в виде синусов;

3) в виде различных выпячиваний из отдельных синусов.

Идя навстречу друг другу, эти выпячивания могут приводить в сообщение между собой две пазухи, обычно разобщенные.

Особое значение имеют исследования К. Д. Балясова (1950), посвященные изучению строения четырех пазух: верхней сагиттальной, поперечной, прямой и затылочной, а также их анастомозов. Автор отмечает, что при помощи лупы можно видеть сложное внутреннее устройство пазух. Вместо гладких стенок отчетливо виден сложный комплекс разнообразных морфологических элементов (трабекулы, перегородки, клапаны и т. д.), имеющих отношение к распределению крови в пазухах.

Анализируя детально разработанные им данные исследований, автор приходит к следующим выводам. Устройство синусов несимметрично и разнообразно. Верхний сагиттальный синус имеет самое сложное внутреннее устройство. Трабекулы и перегородки встречаются в нем в 92%. В 66% он делится на два ствола, впадающие в правую и левую поперечные пазухи, в 26% — целиком переходит в правую, а в 8% —в левую поперечную пазуху. Самая широкая пазуха — поперечная. Она также иногда делится на 2 ветви: передне-внутреннюю и задне-наружную. Прямая пазуха служит коллектором внутренних вен мозга и верхних вен мозжечка. Наиболее вариабильным является затылочная пазуха. В 8% она отсутствует. Трабекулы и перегородки в ней наблюдаются сравнительно редко (9,5%).

Соединение пазух является не только местом слияния их, но и мощным коллектором вен соседних участков большого мозга и мозжечка. Устройство его очень сложно; кроме трабекул и перегородок, в нем имеются так называемые кроворазделы. Описывается 6 групп вариантов слияния пазух. Особенно интересны оригинальные данные иссле¬дователя о парасинусах, т. е. венозных каналах, располо¬женных параллельно основным пазухам.

Пещеристая пазуха, по литературным данным, сравнительно мало изменчива, однако Санторини (Santorini) указывает, что в нескольких наблюдавшихся им случаях она вовсе отсутствовала.

Различно и описание связей между пазухами твердой мозговой оболочки и венами лица.

Гиртль, например, считает, что передний конец верхней продольной пазухи всегда анастомозирует с венами полости носа. Сперино отмечает, что эта связь наблюдается не часто. По мнению Генле, у взрослых она не встречается вовсе.

К. Шапшал отмечает, что во всех случаях он наблюдал существование эмиссария круглого отверстия. Через овальное отверстие, по мнению Троларда (Trolard), проходит только одна вена, по Тольду (Toldt), — обширное сплетение, охватывающее нижнечелюстной нерв.

Как видно из сказанного, историко-литературные данные, касающиеся вен лица и синусов, во многих случаях чрезвычайно противоречивы, причем многие детали показаны недостаточно подробно.

Категорія: Различие в строении вен лица и их значение в хирургии |
Переглядів: 49 | Теги: анатомия вен лица, история анатомии вен лица | Рейтинг: 0.0/0
Пошарова топографія. Шкіра тильної поверхні пальців тонка, підошвової — щільна, особливо в ділянці проксимальної фаланги. Підшкірна жирова клітковина на тильній поверхні пальців розвинена слабко, на підошвовій пронизана сполучнотканинними перетинками та має виражену комірчасту будову. Тильний апоневроз пальців укріплений сухожилками м'язів-розгиначів які кріпляться до фаланг пальців. З підошвового боку сухожилки м'...

Пошарова топографія. Шкіра підошвової поверхні стопи товста та міцно зрощена з підлеглим підошвовим апоневрозом (aponeurosis plantaris) за допомогою великої кількості сполучнотканинних перегородок, які пронизують підшкірну жирову клітковину. Підшкірна жирова клітковина добре розвинена в ділянці п'яткового горба і головок плеснових кісток, де вона виконує роль амортизатора. Завдяки її вираженій комірковій будові нагнійні проц...

close