Возникновение хирургической анатомии

Хирургическая анатомия, возникнув на базисе описательной и топографической анатомии, с течением времени вылилась в самостоятельную дисциплину, имеющую свою специфическую физиономию и свою специфическую цель — служить базисом для хирургической деятельности и клинического мышления хирурга, базисом для развития клинической и оперативной хирургии.

Такую дисциплину, естественно, могли создать по преимуществу хирурги, нередко работавшие одновременно и в хирургической клинике, и в анатомическом театре. По их инициативе возник и был разработан целый ряд анатомических вопросов (как, например, вопрос о фасциях шеи, коллатеральном кровообращении, задних заворотах коленного сустава и проч.), которых не существовало в описательной анатомии и которые возникли именно благодаря неразрывной связи хирургической анатомии с хирургической клиникой.

Таким образом определилась и обратная зависимость: будучи базисом для развития хирургии, хирургическая анатомия стала иметь базисом для своего собственного развития — хирургию на данном историческом этапе. Эта неразрывная связь с хирургией и отличает хирургическую анатомию от чисто теоретической анатомии. Практически это различие сказывается прежде всего в том, что в хирургической анатомии, помимо увязки данных теоретической анатомии с вопросами хирургии, встречается много новых описательных и топографических данных, которых часто не имеется ни в одном руководстве теоретической анатомии написанном анатомом. И, наоборот, — большое количество анатомических деталей, совершенно не интересных клиницисту, зачастую является выброшенным, как ненужный на данной стадии хирургии балласт.

В последнее время в специально анатомической, и особенно хирургической, литературе фигурирует еще как будто новый вид анатомии—„типовая анатомия". Корни этой анатомии идут в далекое прошлое. Как анатомы, так и хирурги (при операциях) уже давно заметили, что чрезвычайно часто встречаются уклонения от того типа строения человеческого тела, который по традиции было принято называть „нормой". Уклонения эти, не составляющие, однако, патологии, было принято называть сперва „аномалиями", а затем „вариантами". Но хирурги недооценивали роль этих уклонений, а анатомы проявляли к ним чисто теоретический интерес: чем реже встречался вариант, тем больший интерес он представлял для анатома. С течением времени скопился огромный фактический материал» потребовавший статистической обработки и систематизации. Последняя показала, что из всего бесконечного количества вариантов оказалось возможным выделить сравнительно немногие, наиболее отличные друг от друга, наиболее характерные, типичные. Последние и получили название „типов" строения, причем „норма" прежних анатомов является одним из таких типов, обычно (хотя и не всегда), самым частым из них. Так возникла* „типовая" анатомия, большое участие в разработке которой приняли и хирурги, которым на каждом шагу приходится встречать эти „типы," требующие считаться с ними, как на операционном столе, так и при оценке клинической картины той или иной болезни.

Имея корни в далеком прошлом, "типовая" анатомия в ее современном оформлении все же очень "молодая" наука и находится еще в периода разработки, результаты которой появляются, главным образом, на страницах специальной печати, в то время как все без исключения атласы и руководства по описательной и большинство по топографической и хирургической анатомии являются в этом отношении устаревшими и ни в малой степени не удовлетворяют практического врача. Из сказанного о "типовой" анатомии видно, что она в действительности не представляет собой какой-нибудь совершенно новой анатомии, а является новым оформлением старой дисциплины, вызванным главным образом насущными потребностями практической медицины и в первую голову хирургии.

Будучи тесно связанной с хирургией, хирургическая анатомия в значительной мере изменяет свое содержание в связи с изменяющимся содержанием хирургии на разных этапах ее. То, что еще вчера было интересно, может на сегодня утратить прежний интерес, стать менее актуальным (напр., хирургическая анатомия Шопартова сустава), и, наоборот, — то, чему ранее мало уделялось внимания (напр., nervus phrenicus, его варианты,, анатомия симпатической нервной системы), — сегодня становится очень актуальным и иногда даже требует новых исследований.

Для хирургической анатомии на данном историческом этапе наиболее характерным является ее новое оформление на базисе типовой анатомии. Непрерывно развиваясь и накапливая новый фактический материал, современная хирургическая анатомия производит и пересмотр ряда вопросов; так, например, вопрос коллатерального кровообращения трактуется теперь - иначе, чем он трактовался прежде.

Необходимость „типового" оформления современной хирургической анатомии, как указывалось выше, вытекает из практической потребности в нем хирургии. Что эта задача весьма актуальна, нетрудно убедиться^ сравнивая, например, расположение и форму органов брюшной полости даже на сравнительно небольшом материале. Здесь бросается в глаза большая разница и во внешней форме, и в расположении органов — разница, которая очень заметно сказывается при операциях на этих органах. В самом деле, условия оперирования на печени в случае ее дорзо и вентропетального типа будут различны: в первом случае доступ к нижней поверхности печени, желчному пузырю и желчным протокам сравнительно легок, во втором — доступ к последним очень сильно затруднен; зато доступ к эхинококковой кисте верхней поверхности печени через переднюю брюшную стенку проще при вентропетальном типе.

Некоторые операции при известном типе органа становятся и вовсе невозможными технически: так, например, невозможно наложить anus praeternaturalis при короткой брыжжейке coi. sigmoideum. Ввиду практической важности „типовой" анатомии органов, вполне естественно появилось стремление найти внешние признаки, по которым можно было бы наперед предугадать наличие того или иного типа в каждом отдельном случае. Такие попытки подойти к решению вопроса делаются при помощи внешних измерений, например, ширины апертуры грудной клетки, "эпигастрального" угла и пр.

Возможность такого рода предугадываний тесно связана с применимостью математики в медицине вообще и в хирургической анатомии в частности. ’Здесь, однако, всегда необходимо помнить, что формирование организма подчинено законам биологии, а не математики, почему и применимость последней к организму является только постольку, поскольку она установлена чисто эмпирически, и, оправдываясь на деле, может быть использована не более, как совпадение, а не как непреложный закон развития. Такое условное значение, условную ценность, как "рабочих" построений, имеют всякого рода проекции и цифровые данные, широко распространенные в хирургической анатомии и оперативной хирургии. Пользуясь ими, всегда необходимо помнить о возможности уклонений, иногда и очень значительных, в каждом отдельном случае.

Возвращаясь к вопросу о содержании хирургической анатомии, следует отметить, что наличие того или иного типа, органа определяется ходом эмбрионального развития, и последнее определяет основные возможности возникновения типов и их вариаций; вследствие этого хирургическая анатомия должна содержать в себе элементы эмбриологического развития органов в том минимальном объеме, который является необходимым и .достаточным для указанной цели. Необходимо отметить, что сформировавшийся в период эмбрионального развития тип в постэмбриональной жизни может несколько или даже совершенно перестраиваться (возрастные изменения типа). В отдельных частях организма развитие того или иного строения всецело и полностью происходит в постэмбриональной жизни (напр., развитие сосцевидного отростка), причем оно происходит иногда в течение всей жизни — вплоть до глубокой старости.

Подобно содержанию и методика изучения хирургической анатомии на данном этапе ее развития сильно изменилась и дополнилась. Так, помимо изучения ее на трупе и на живом человеке — во время операций, большую роль стали играть эксперименты на животных (напр., изучение динамики коллатералей), „острые опыты" на живых животных, на трупах животных и человека, рентгеноскопия и рентгенография на живом и на трупе. Применение последних в виде, например, артериоскопии и артериографии — позволяет в настоящее время изучать сосуды и динамику коллатералей на живом человеке, о чем не смела и мечтать прежняя хирургическая анатомия.

Категорія: История хирургической анатомии |
Переглядів: 53 | Теги: предпосылки хирургической анатомии, Возникновение хирургической анатоми, хирургическая анатомия | Рейтинг: 0.0/0
Пошарова топографія. Шкіра тильної поверхні пальців тонка, підошвової — щільна, особливо в ділянці проксимальної фаланги. Підшкірна жирова клітковина на тильній поверхні пальців розвинена слабко, на підошвовій пронизана сполучнотканинними перетинками та має виражену комірчасту будову. Тильний апоневроз пальців укріплений сухожилками м'язів-розгиначів які кріпляться до фаланг пальців. З підошвового боку сухожилки м'...

Пошарова топографія. Шкіра підошвової поверхні стопи товста та міцно зрощена з підлеглим підошвовим апоневрозом (aponeurosis plantaris) за допомогою великої кількості сполучнотканинних перегородок, які пронизують підшкірну жирову клітковину. Підшкірна жирова клітковина добре розвинена в ділянці п'яткового горба і головок плеснових кісток, де вона виконує роль амортизатора. Завдяки її вираженій комірковій будові нагнійні проц...

close